Алексей Кулаковский-Өксөкүлээх Өлөксөй

Часть первая

Философские вопросы о судьбах многочисленных и малочисленных народов

1

Борьба за существование.

Переселенческая политика царизма

Вы, г.г., м.б, подумаете, что я одержим какой–нибудь манией или мнительностью, высказывая мысль о возможности и даже неизбежности вымирания якутов. Можете думать и так, но я глубоко убежден в критичности положения якутов в данное время.

Неужели не заметны те роковые тучи, которые так зловеще собрались над нашим мутным небосклоном!..

Всякому известна аксиома, что дикий народ, приходя в соприкосновение с более культурным, вымирает в течение более или менее продолжительного периода времени. Какая масса к тому исторических примеров!

Даже такие велики нации, как индейцы, негры и др., вымирали и вымирают. Причина явления простая: культурный человек, вооруженный знаниями, почерпнутыми из наук, легче извлекает все полезное из окружающей природы, тогда как дикарь этого не в состоянии делать: он может пользоваться готовыми, видимыми благами природы, которые с размножением людей иссякают, и дикарь погибает, говоря короче, последний момент не может выдержать«борьбы за существование». В силу этой аксиомы мы, якуты, должны вымирать и вымираем.

В частности, обращаясь к современным Сибир. инор–м, с ужасом замечаем  подтверждающее сказанный вывод – явное и быстрое вымирание их (наши сродственники: алтайцы, карагасы, койбальцы, джагатайцы, уйгуры, османли, кондомы, телеуты, камасинцы – теперь считаются только сотнями, некоторые только тысячами. Также вымирают: сибирские  татары, уранхаи, орочоны (680 душ), вогулы (7000), бухарцы (400), остяки, зыряне, качинцы, тунгусы, ламуты (500), манегры, гольды (430) юкагиры (675), чуванцы (72), коряки, камчадалы (5000), айны (1130), гиляки (2500), латыши, эсты и прочие. Совершенно вымерли: аринцы, омуки, байкальские якуты («кучуна омук»).

В численном отношении не убавляются только: киргизы, буряты, якуты и чукчи. Но в этом кажущемся благополучии мало утешительного. Туруханские якуты за последние три–четыре года совершенно обнищали вследствие лишения рыбных промыслов, а обнищание есть верный залог вымирания. Витимские (Нюйя), Колымские и Верхоянские якуты очень бедны и некультурны. Что касается нас, остальных якутов, то, хотя численно не убавляемся, но поразительно быстро мельчаем, становимся хилее и т.п., что известно всякому из нас и что также служит верным признаком будущего вымирания.

Звероподобные чукчи потому и не вымирали до сих пор, что до них пока не касалось ядовитое «дыхание»(тыын) культурных народов. Но теперь их стали уже сильно спаивать спиртом американцы и русские, потому дни их сочтены.

Жалка мне участь киргизов. Это наши «родственники», имеющие с нами один корень языка. Они самый многочисленный из всех инородцев (около 1 000 000 душ), простодушный и поэтичный народ. Под защитой Магометанской религии, запрещающей спиртные напитки, обладая большими стадами скота и располагая необъятными степями, бедняжки–киргизы кочевали себе весело по степям круглый год и жили беспечно по заветам отцов и старины. Но вот в начале  XXнегаданно хлынула из–за Урала бешеная волна голодных переселенцев. Десятками и сотнями тысяч засели они на киргизские земли, не внимая мольбам, ни угрозам и оставив туземцам лишь 15 десятин земли на душу…(До 1911 года было у них отобрано земли 11 587 128 десятин). Не умея заниматься земледелием и не имея достаточных земель для своих стад, они должны были поневоле перебивать свой скот и сбывать его по дешевке. И вот, теперь они влачат жалкое существование, вспоминая прежние блаженные времена…

История с киргизами должна была устрашать нас, ибо служит прообразом предстоящей нам перспективы; но мы на все это не обращаем внимания, слушаем, как сказку, как видимое и слышимое во сне…

Переселенческая волна не удовлетворилась одним степным краем, и пошла неудержимым потоком дальше вдоль Сибири. Она и не может остановиться, ибо русский мужик к следующему году способен сфабриковать в еще большем  количестве новых индивидов рода человеческого; в этом отношении, как доказывает статистика, русский побил всемирный рекорд: ежегодно фабрикуется маленьких «нучей»в количестве, превышающем число  всех якутов в 68 раз! А в  10–20–100 лет сколько будет!..

Ныне громаднейшие  губернии Запад. Сибири все переполнены: Енисейская, Иркутская губернии, Забайкальская область, пресловутый Амур, словом, все возможные места заполнены переселенцами, шедшими со времени постройки Вел. Сиб. ж. д. ежегодно сотнями тысяч (за последнее время в год выходило по 800000–900000 человек). Так как, с одной стороны, в Евр. России дела не улучшаются, земли с ежегодным пользованием истощаются и от частной собственности не освобождаются, культура замерла на низкой «мертвой»точке, голодовки,  периодически обессиливают хозяйства, а с другой стороны,  население растет не по дням и часам, а по минутам и секундам и переселенцам совать носы некуда, – то понятно, что Прав–во обратило внимание и на далекую Якутскую область, про которую оно имеет совершенно превратное представление и про величину которой ходят  баснословные слухи. Положим, иметь ему правильное  представление довольно трудно, потому что оно и посылало специально Маркграфа, сделавшего доклад, что наша область может вместить 2000000 переселенцев.

Прав–во…радостно ухватилось за доклад Маркграфа, и теперь идут спешные приготовления о заселении Як[утской] области. Правительство, заселяя Сибирь, и в частности, нашу область, мнит убить с одного выстрела сразу трех зайцев: 1) избавиться от того избытка населения, которого ему девать некуда(что весьма важно при том жгучем, обостренном положении земельного вопроса, какое там ныне господствует); 2) заселяет и культивирует дикий пустынный край с целью извлечения пользы для государства эксплуатацией его природных богатств и 3) колонизировать  свои окраины в видах охраны  их от алчных и страшных соседей, – вроде Амер., Яп., Китая. Если бы не такое нудное положение  вещей, то правительство не поддалось бы так легко приятной иллюзии самообмана и отнеслось бы недоверчиво к докладу Маркграфа, так приятно в тон ответившему его видам.

2

Проект переселения якутов на Крайний Север

Мы, в свою очередь, так детски – наивно обманываем самих себя мыслью, что пепелища и «өтөхи», где жили и умирали наши прадеды, принадлежат нам и что мы их никому не дадим. Но наши пресловутые «дьыала»и «куолу»,наши «суут», «сокуон», «бырысыанньыйа»против переселения  ничего не сделают и ничему  не помогут…Так сильно взбудораживающие наши мелочные интересы «сенсационные дела»вроде спора  3–е хатылинцев с телейцами из–за 80 күрүө, Якутского союза, инструкции Скрипицына, солдатчины из якутов, переложения податей на скот, – расплывутся, как дым, перед грозным призраком переселения…Теперь–то настает время узнать нам настоящую цену «өлүү–алдьархай», «сор–муҥ».

Поставить бы истого якута–патриота в Питер среди правящих сфер, разбирающих по косточкам улусные и наслежные земли, сделав по волшебству его понимающим все слышанное! Чтобы он стал чувствовать и что стал говорить?! Теперь ему хотя говорят и долбят, что земли, на которых жили до сих пор якуты, принадлежат казне, – но он не в состоянии верить, ни воображать, ни переваривать в мозгу это…

Да, там ходят про нас разные толки, теории и проекты. Напр., один субъект, слывущий знатоком Якут. области, ее аборигенов  и языка последних, и кичащийся  этим высказал в качестве авторитета, мысль, сумасбродную для нас, но целесообразную для слушателей его, – мысль, что якутский народ следует переселить на север к морю б, а их родину заполнить переселенцами из России. Может быть, Вам проект этого господина покажется странным, но он г.г. нучаларам показался тогда идеальным. Что–же, они правы со своей точки зрения: земля переселенцам необходима; поселить их около моря – они не выдержат климата; а если переселить туда якутов, то последние, как акклиматизировавшиеся, не станут явно вымирать; тогда за чем–же дело стало – гнать якутишек на север, да и все тут!..

Может б., интересуетесь личностью  того оратора, который так хорошо знает всю нашу подноготную и который сказал упомянутое слово в Томске, на съезде ученых («Сиб. Вопр.»).

Как на зло, позабыл я его фамилию, но когда опишу, узнаете живо.

Гостил он у нас долго: приехал молоденьким, вертлявеньким, поджареньким, а уехал стареньким, ехидненьким. Сотрапезничал он с нами десятки лет, похваливая наши «тар»,«үөрэ», и «бутугас». Хвалил он и любил и нашу девицу–красавицу (ныне покойницу), с которой он коротал долгие, зимние вечера под музыкой северной вьюги…Будучи молод и полон жизненных потребностей, он увлекался дикаркой и сильно обескураживался, когда она понимала его мыслей и…желаний, а он – ея. Во 1–х, поэтому, во 2–х, от нечего делать, он стал записывать лепет своей подруги и учить ее своему языку. Но, так как сам всецело подпал под ее обаятельную власть, то не смог ее научить своему языку, наоборот, – сам научился от нея разговорному и любовному языку якутов, поехал в Питер, а теперь едет вверх – по пути славы и великих почестей…

Вот, сей–то господин попал случайно раз

В среду мужей  ученых,

Не испытавших  севера ни игр суровых,

Ни моря льдистого проказ.

Чтоб показать умишка глубину,

Чтоб доказать патриотизма вышину,

Сказал герой такое слово,

Слыхать не приходилось мне какого;

«Якут–пигмей привычен к холоду морей,

Ему приятен край, где царствует Борей.

Зачем их нам не гнать в страну,

Какая им по сердцу и нутру!

А прежни пашни их и избы,

То, чем лежать им, гнить без пользы,

Да достаются детям нашим, как надел,

Чтоб уходя народ вздыхать об их не смел…»

И труженик смешон мне кропотливый сей:

Плоды[1] трудов своих кровавых,

Над чем кряхтел от юности своей,

Продать решил за миг един похвал неправых!

Частенько хоть, тайком порой – ночной

Скорбеть он будет думой и душой,

Но труд его погибнет так бесславно

Ничей не радуя и взор;

А Эсперанто, Воляпюк, Липтэй вздохнут злорадно;

Заслужит же он лишь обиженных укор…

Не думайте–же, однако, друзья мои, что я настроен хорошо, потому и пою, – нет, это – смех сквозь слезы, это – «пир во время чумы».

Но свет не без добрых людей: говорят, далеко за морями, за долами, во граде царственном есть домовина, в котором долго, упорно и много думают хорошие люди о хороших вещах. В той домовине нашлись таки люди, желающие нам добра (Сиб. Депутат.); они, говорят, доказывали другим хорошим людям, что не  следует давать вымереть сибирским «иначе–рожденным–людям», ибо последние, по их мнению, платили ясак и впредь способны платить, во вторых, они в течение веков сумели акклиматизироваться в суровой Сибири и будут потому очень нужны при эксплуатации природы и недр их богатой родины. Затем, эти хорошие люди, исходя из сказанного  своего мнения, советовали не посылать в Сибирь своих подонков и не отнимать тех земель, без которых им «быть живыми» невозможно.

В то время, как говорящие хорошие люди с искренним жаром доказывали, подобно крыловскому повару, правильность своего предложения, слушающие хорошие люди собрались в кучу и, подобно крыловской кошке, слушая нотацию евшей пирог, – стали шептаться: «Этот оратор – кум тунгуса, тот – сват якута, а вот этот – племянник бурята, потому они так и толкуют; не слушайтесь их, – поговорят и «отстанут».

Так–то, нам кругом не везет…

_____________________________

Обыкн., на офф. бумагах говорится, что переселенцам будут отводиться лишние, свободные земли. Шиш! – это враки! Я знаю нашу область, потому что ездил по ней и так, и этак: она – сплошная скала, разборожденная горными реками и потоками, вплоть до Иркутской границы и морей; лишь реки – Лена, Вилюй и Амга тянутся узкой лентой с плодородной почвой, захватывающей незначительные части их протяжений. Пространство, занятое Якутским округом, едущему в отдаленных ущельях Яблонового хребта, воображается каким–то маленьким пятном или островом на океане гордых и угрюмых скал…

Селиться переселенцам некуда, кроме незначительных ленских островов, Нотары, Алдана, Оймякона и т.п., где может уместиться каких–нибудь 20–30 тысяч человек. Потому казна поневоле отберет у нас уже занятые земли под благовидным предлогом назначения земельной нормы в 15 десятин. Все земли (покосы, пашни, выгоны, усадьбы, леса и водные пространства) будут делиться между русскими и якутами по одинаковой пропорции и так, чтобы всего на душу досталось по 15 десятин.

Следов. у нас отберут и культивированные, насиженные земли, взамен которых укажут Байбалу, Басылаю, что им отведено столько–то лесу с «Халыҥ–Кыра», такая–то часть такого–то озера…Якут заявит начальству, что ему невозможно существовать отведенным количеством земли. Начальство ответит: «земли у нас нет; живите, как живут переселенцы, и больше никаких!»…Но переселенцы нам не чета: они умеют обращаться с землей и извлекать пользу даже из плохой земли. Затем, они получают, как новоселы, от казны всевозможные ссуды и пособия.

Нужно принять во внимании, что начальство давало и будет давать всевозможные подачки переселенцам при наших препирательствах с ними из–за земель, ибо обратное возвращение их в такую даль обойдется правительству очень туго, а, следовательно и нежелательно, без того на них прав.–о ежегодно тратит до 25 000 000 рублей. Будут повторяться те де истории, которые имели место при обтирании земель у прочих инородцев, которых гнали прочь целыми деревнями и наслегами…Тогда–то мы запоем свою «лебединую песню!»

Вторая грозная, более ужасная туча, нашего небосклона воображается  мне в образе индусов, китайцев, японцев и т. п. Человек появился на земном шаре сравнительно в позднейший период ее существования. Но, несмотря на позднее свое появление, он успел победить всех других видов животного царства, благодаря исключительно  своей способности обмениваться мыслями посредством  звуков (т.е. речи). Речь же послужила краеугольным камнем для создания письменности и наук, ставших для человека могущественным орудием в борьбе его не только с животным миром, но и со стихиями  и злыми силами природы.

3

Угроза надвигавшейся первой мировой войны

Человек в данное время своего существования справедливо считает себя царем природы. Да, он может и должен кичиться собой: животные побеждены. Пространство не существует: мысль человеческая по телеграфу может в несколько часов обойти кругом весь земной шар. В воде человек передвигается и действует, как рыба; по воздуху летает, как птица. Злые духи, некогда густо населявшие землю, «перебиты» до единого науками, уничтожившими также страшных «абасыларов»,каковы эпидемии (дьацнары). Прежних своих врагов – ветер, воду, молнию (электр.) он превратил в  послушных рабов, работающих в его пользу. Пытливыми своим умом человек вник во все сокровенные тайны природы и разоблачил их, превратил в нетайны. Он знает не только свой мир – землю, но знает другие миры – звезды, солнце, планеты; знает состав, строение, образование, размеры последних. Словом, нет на земле соперника человеку, и он один гордо властвует землей, никого и ничего не страшась на ней…

Но нашелся–таки и для человека страшный и достойный – его враг! Враг этот–ему подобный, т.е. человек же…

На утро своей жизни жил с трудом, рос медленно, размножался постепенно. Но, когда, он вырос и окончательно окреп, когда он уничтожил всех супостатов, то жизнь его пошла ускоренным темпом, забила горячим ключом, а размножение его индивидуумов пошло неудержимым потоком.

И вот, теперь человечеству грозит опасность взаимного истребления друг друга его индивидов из–за недостатка пищи на земле, оказавшейся тесной для него…Временем не ограничиваю сказанное.

Человек размножался сначала в странах с умеренным и жарким климатом, а потом уж потек в холодные полярные страны.

Первая ужасная лава человеческой эмиграции потекла в Африку, Австралию, острова…Вторые волны хлынули, по изобретении компаса, и в Америку, и эту колоссальную страну, составляющую чуть – на ⅓всей земли, она заполнила только в 4 века, составляющих незначительный момент в жизни человечества. Наконец, переселение пошло и в нашу Сибирь…

Все те старшие народы, которые слишком размножились на своих первоначальных родинах, находили выход из критического положения только эмиграции. Пока была наличность земель для переселения, – дело ладилось. Но теперь, когда не стало нигде этих земель, то вопрос существования человечества становится ребром: или прекрати свое размножение, или найди дешевый (химический) способ питания, или умирай с голоду…

Но человечество, будучи недостаточно просвещено, чтобы освободиться от традиционных понятий, тысячелетиями державших в железных обручах его мозг, – не может решиться (за исключением французов) на единственное рациональное средство–сокращение своего приплода. А так как существовать надо, то оно принуждено прибегать к ужасным варварским средствам: истреблению оружием более слабых сильными, (войны).

И так, все старшие народы находили и находят исход в эмиграции и войнах.

Лишь одна Небесная империя (Китай) заперлась в течение тысячелетий в свой каменный волшебный полукруг – Великую стену…Но теперь и эта стена стала трещать под напором четырехсотмиллионной силы, требующей простора и хлеба…Мнится мне: вот, вот, через день, через два рухнет стена и рассыплется под страшным напором голодных, косоглазых существ, а затем ужасная, смертоносная  человеческая волна перекатится по всему великому материку Азии до Восточного и Северного морей, знаменуя свое движение людской кровью…

Мнится мне. Что горсть якутской народности будет смята и уничтожена подобным ураганом…

Вот уже 9–ый год, как Небесная Империя пробудилась от многотысячного монастырского сна, оглянулась во все страны света, увидела, что отстала от других двуногих, почувствовала голод в желудке и мощь  в членах, и зловеще зарокотали в ней грозные силы…

Бросьте беглый, мысленный взор Ваш на прошлое Китая и на события последних лет и дней. Какой ускоренный пульс жизни в нем забил могучим ключом и какие гигантские шаги делает он по пути политического и социального прогрессов! Что будет, если Китай вздумает завладеть если не всей, то хоть Восточной Сибирью, лежащей с ним бок о бок? Я думаю, что из 400 миллионов людей в президенты попал мозговатый парень, который, думаю, не будет сидеть сложа в ожидании, пока наука изобретет дешевый способ химического питания или пока его народ не перемрет с голоду. Ему, я думаю, кроме политической, социальной, просветительной реформ, нужно заботиться об экономической благосостоянии республики. А такое благосостояние может быть достигнуто не иначе, как эмиграцией, говоря иными словами, приобретением  новых земель. По–моему, «реберный вопрос»существования для китайца поставлен в более острое положение: ему остается одно из двух – или добывать себе хлеб огнем и мечом у других народов, или умереть голодной смертью среди 200 себе подобных на одной квадр. версте. Что стоит Китайскому Прав–у обречь хотя бы на верную гибель 40–50 миллионов человеческой жизни (войска) – при той заманчивой перспективе, что оно этим приобретет громаднейшие страны.

В случае войны наша бедная Россия, конечно, серьезного сопротивления не может оказать, ибо соседство Китая с театром военных действий даст громадное преимущетсво последнему, – такое же преимущество, какое было и у япошек.      300 000 нашего сибирского войска слишком мало для войны с Китаем, могущим двинуть войскасразу миллионами, а перевозка больших масс войск нашими по одной узкой ленте Сибир. жел. дор., из–за 5–6000 верст обуславливается, как было при Р.–Японской войне, большими расходами и тратой времени.

Что касается культурных преимуществ России перед Китаем в отношении регулярности войск, в отношении крепостей, морских и воздушных флотов, вообще милитаризма, то все это – только вопросы времени: дайте только время Китаю устроить свои внутренние дела, и мы будем опять удивлены быстроте его прогресса, как удивились японцам после того, как они нас поколотили. Хотя, в сущности, понятна быстрота цивилизации нынешних народов: ведь, прогресс передовых государств потому и совершался медленно – веками и тысячелетиями, что тогда человечество, не имея спелых плодов науки и  опытов, шло на ощупь, наугад, с оглядками и застоями…А современным «варварам»стоит только проснуться от вековечной летаргии и сознательно отнестись к своему положению в мире и им совершенно легко идти, хоть вскачь, по готовому уже колейному руслу цивилизации.

Лишь русские и мы – якуты – не можем проснуться от вековечного сна. Скрип заржавевшего механизма жизни Российских народов слышен где–то далеко, – позади течений жизни других народов…% грамотных в России, – этот вернейший знаменательный культурности данного государства, – равен 8–9, тогда он у прочих благоустроенных государств доходит до цифры 90–95. А у нас, якутов, грамотных гораздо меньше слепых и кривых.

Я (единичный «я») делю Россию в социальном отношении на две части; на одном ряду стоят – духовенство, чиновничество и вся интеллигенция; этот ряд составляет 8–9 % всего населения; ко второй части принадлежат крестьяне, фабричные и войска. Короче говоря, я делю на грамотных и неграмотных. Первая часть, призванная быть насадительницей культуры, сознательно бездействует. Таким образом, государство остается в невежестве и его могущество умаляется.

Из 8–9 % грамотных я не выделяю «прогрессистов», потому что не считаю их за таковых: какие же они прогрессисты, когда большие кричат, ссорятся и делятся на множество партий из–за мелочей, и тем самым обессиливают себя, тогда как более существенного дела не делают, оставляя его на «мертвой точке». И так, друзья мои, будущее якутов рисуется мне в самих мрачных красках.

Что же мы должны делать: сидеть  на судне жизни, не имеющий ни руля, ни ветрил, и нестись по волнам житейского моря туда, куда нас выбросит и разобьет волна слепого случая, или же что–нибудь предпринять, бороться?..

Неужели мы, вольные и здоровые, будем ждать житейскую бурю спокойно лишь, чтобы быть стертыми с лица земли первым ее порывом!

Нет и нет!!! Слишком горько, слишком обидно отказаться от права жить в эпоху человеческого существования, когда человек вступает с полновластным хозяином природы и когда он начинает жить осмысленной, духовной и полной наслаждениями жизнью под сенью лучезарной поэзии, прекрасной эстетики и под защитой всесильной науки и логики!.. Даже утопающий – и тот уж хватается за соломинку.

Но что же нам делать, что предпринять? Предаться Америке, Японии, Китаю? Нет, – эти №№ не проходят: те нас быстро задавят в борьбе за существование, и белоглазый, и большеносый нуча, не говоря уже о даровании православной веры, гораздо ближе нам, милее и родственнее их, он такой же отсталый полудикарь, как и мы, наивный добряк, неспособный обижать нас, – (якут мог бы водить его за нос при одинаковом культурном уровне, как ему вздумается). Я говорю, конечно, о главной массе нучей, не принимая в расчет ничтожные исключения.

Перейти что ли, согласно проекту Пекарского, на север? Нет, – и этот № плох: на севере нет земель, на которых мы  могли бы существовать, – мы там погибнем очень скоро и перейдем туда не по своей воле.

Единственным рациональным средством является наша культивизация и слияние с русскими, – благо, что помесь с последними дает хорошие плоды. Культивизация была бы необходима и помимо указанных грозных признаков.

Часть вторая

Соображения относительно культивизации Якутии

При сем прилагаю некоторые свои соображения относительно тех мер, которые следовало бы нам принять для поднятия своей культуры. Эти соображения мои представляют из себя только ряд вопросов, а не что–нибудь разработанное, могущее быть приложенным прямо к делу. Причина к тому простая: как знают меня мои товарищи, я не обладаю никакими знаниями. Проводя слишком беспечную и веселую юность, живя в свободной, просторной стране, зная краткость человеческого века и не предвидя по легкомыслию никакой борьбы за существование свое и ближних, – я сознательно пренебрегал специальными знаниями и игнорировал самообразованием и, вообще, знаниями. В простоте энной души я думал, что модно будет и т «так» прожить свой короткий век без особенных усилий , лишь собирая разбросанные розы жизни, но…как видите, я не был прав. Раскаяние, как бывает обыкнов., опоздало. Кроме того, разработка предлагаемых вопросов едва ли посильна единичным лицам, – потому что она всецело предоставляется соединенной силе интеллигентов, патриотов и народных масс.

1

Землепользование

И без переселенцев мы чувствуем недостаток земли. Но, конечно, в том неумелое наше отношение к земле более виновато, чем действительный недостаток земли: можно было бы припеваючи жить и на владеемых землях, если только хоть немножко культивировать те из них, которые требуют этого.

1) Значение большого ущерба для якутского хозяйства имеет система отгора­живания покосов от летников–выгонов. При постановке изгородей (чэрдиэ, быһыт, сэлии) преследуются, кроме главной, еще другие цели: а) стремление к наименьшему протяжению их («быһыта сүүрдэр»), для достижения чего много покосов, удаленных один от другого, охватываются одною общею изгородью; б) стремление к наименьшей удаленности изгороди от леса, чтобы облегчить доставку материала. Такая система отгораживания страшно уменьшает площадь выгонов, так как вместе с покосами включается в общую изгородь масса промежуточных земель, могущих быть прекрасными выгонами. Площадь запертых так земель часто в несколько раз больше собственно покосов. Поэтому следует непременно изменить прежнюю систему, разрушив старые общие изгороди, выстроив на место их много мелких, захватывающих только лишь узкий круг собственно покосов.

2)Этим способом достигается, кроме указанного прямого расчета, еще другой и очень важный, – возможность обзавестись каждому хозяйству своим «отором», пользуясь вновь образовавшимися«бүтэйами».

3)Так как много хороших, годных для выгонов земель, как я сказал, запираются  в общие  «чэрдиэ», то выгонных мест бывает недостаточно, потому поневоле мы отводили под выгоны такие долины и алаасы, которые могли бы остаться в  качестве прекрасных покосов. Следов., выходит так, что общие изгороди уменьшают пользуемую площадь не одних выгонов, но и покосов. Поэтому, после огорожения каждого обособленного покоса особой же изгородью, следует нынешние лучшие выгоны превратить в покосы. Такими путями площади как покосов, так и выгонов можно увеличить приблизительно в среднем на одну четверть против прежнего, а, ведь, это – огромная величина.

4)       От частого и продолжительного утаптывания ограниченных выгонов скотом почва последних портится: разрыхляется, лишается способности произрастания травой и, если она была сухой, превращается в голяк («добун–хону, хара–буор, күөргэл»), а если была влажной, – делается мелко–кочковатой («ньалыар») ­следов., такие выгоны остаются совершенно без пользы. Поэтому необходимо разгородить выгонные места на части и пользоваться ими в течение лета попеременно. Тогда почва будет «отдыхать» и приобретет вновь способность произрастать травой.

5)Нужно обязать владельцев кочковатых покосов, чтобы они расчищали кочки, если они редкие и неровны. При этом нужно предоставить им (влад.) некоторые привилегии, напр., удлинить срок пользования расчищенной землей.

6)Следует восстановить разрушенные Скрипицыным харчахи, тиэрбэси, бохсуу (кроме үкэс күрүө), но предоставить пользование ими обществам и одно – выгонным хозяйствам. Они крайне необходимы для работы животных. Правительство не воспротивится этому, ибо «инструкция» Скрипицына была вызвана слишком большими, но единичными злоупотреблениями частных лиц, из коих некоторые владели 20–ю–30–ю остожиями.

7) Следует отводить земли под телятники (кусочки хороших покосов), куда можно пускать телят без томторуков в междуудойное время.

8) Для образования регулярного запаса сена нужно отводить покосы: запас будет увеличиваться ежегодно, сено сохранится лучше и не будет тех больших хлопот и передряг, которые имеют место при взыскании недоимок сена.

9) Надо спешить выпуском всех тех озер, которых только можно выпустить, и расчистками лесных площадей. Спешить нужно ввиду предстоящего прихода переселенцев, которые не имеют права отбирать культивированные земли: в журнале Совета Главн. Управ. Восточ. Сиб. от 1–го мая 1868 г., за№ 10 говорится, что при отмежевании  земель инородцев, по возможности, должно оказавшиеся в натуре расчистки под хлебопашество и сенокошение оставлять за теми же обществами, отдельные члены коих положили на это дело свой труд. В этом отношении опорой может служить также известная Вам инструкция Крафта, разрешающая каждому расчищать – леса (в 1908 г.). Так как ленивая народная масса не понимает пользу расчисток, то нужно ее заменить правами, предоставляя лицу, расчищавшему лес, пользования землей в течение 20–30 лет.

10)        Надо уничтожить пагубный обычай дележа покосов по урожаю данного года («кылаан үллэһик», «эмтиэркэ»), так как он убивает массу дорогого времени, а в результате выходит, что «овчинка выделки не стоит»: надеясь получить в «эмтиэркэ»два–три воза сена бедняк прошляется без дела до половины сенокосной страды, последствия чего понятны. «Эмтиэркэ» нужно заменить пособиями из  запасов.

11)        Ввести керосиновую расчистку пней. Керосин в Охотс. 2 ½р.

12)        Нужно насадить камыш в озерах: он легко прививается и очень полезен, в особенности в сухие годы.

13)        Весенние разливы речек становятся из года в год все меньше и меньше, так как, с одной стороны, благодаря истреблению лесов, снег и подпочвенный лед ныне легче испаряются и дают мало выводы, с другой стороны, русла речек из года в год все углубляются; это обуславливается тем, что почва вдоль русел речушек портится скотом и неосторожными и неумелыми постановками мостов, «таласа»изгородей. По этим причинам весенние разливы редко заливают луга и покосы, что конечно. Имеет громадное влияние на благосостояние владетелей покосов – скотоводов. Поэтому является настоятельная необходимость в устройстве системы плотин и шлюзов по таким рекам, как Танда, Баяга, Татта, Сола и их многочисленные притоки. Может быть, подумают, что для плотин потребуются большие капиталы, но – ничуть не бывало: нужно только заручиться руководящим техником, а черные работы исполнят сами досужие общества, тогда расходы будут в сотни  раз меньше тех выгод, которые приобретаются устройством плотин и шлюзов. Да, заманчиво иметь покосы, ежегодно, заливаемые водой! Нужно принять к сведению, что наклон  указанных рек и их притоков весьма незначительный, а это сильно облегчает работы.

Обратите, г.г., большое внимание на указанный вопрос 13–го пункта, – он слишком важный, слишком, настойчивый… Говорят, передовые якуты – дюпсинцы Афанасьевы начали принимать меры к устройству плотин.

14)        Надо стать во всеоружии против палов (өрт.). Надо объяснить, убедить массы, что лесными и полевыми пожарами мы наносим себе и потомству огромный вред, сами не зная о том. Если бы высчитать математически точно тот расход, который происходит от этих пожаров, уничтожающих черноземный слой, образовавшийся веками от растительного перегноя, если бы высчитать это, – то получилась бы такая цифра, величину которой трудно было бы вообразить.

2

Земледелие

15) Когда будем жить бок о бок с переселенцами, то единственным и надежным источником существования для якутов трех округов будет хлеб и, вообще, земледелие, поэтому нужно сознательно и настойчиво стремиться к насаждению земледельческой культуры, а не быть подгоняемым только голодом, как это наблюдалось до сих пор.

В восточных улусах практикуется примитивное хлебопашество: а) обсеваются только целины (“саҥа сирдэр”); б)сеется преимущественно ячмень; в) расчисток, корчевок и удобрений не производится; г) орудия употребляются первобытные.

Народная масса не знает и не понимает, что бывают лучшие способы и средства, что можно достигать лучших результатов, что можно экономить прилагаемый труд и производительную энергию земли. Если бы она знала и увидела воочию это, то она, может быть, подталкиваемая черной нуждой, сумела бы привит себе культуру земледелия.

Необходимые поэтому следующие меры:

          Удобрение земли навозом, который теперь, в виде “балбахов” и даже целых курганов, перегнивают около каждой юрты и “өтөха”. Без удобрения никакое земледелие, ведомое на одной и той же земле, немыслимо, что доказано наукой и многовековым опытом передового человечества. Причина к тому та, что вещества, нужные для роста злаков и овощей, иссякают от частого обсеивания и могут восстановиться через громадный промежуток времени. Ныне все приленские наслеги и улусы удобряют землю (пашню) скотским пометом  и даже нарочно селятся зимой около своих пашен, несмотря на дальность от заготовленных запасов сена и водопоя (иногда за 1–2 версты от последнего), лишь бы иметь возможность кормить скот на пашнях для удобрения их пометом и “жижей”. По–моему “титики” летние нужно было бы строить прямо среди пашен, – грязь – не беда. О других способах удобрения нам пока мечтать – нос не дорос, – благодарение судьбе, если мы додумаемся до эксплуатации ненужных навозов, ныне так безрассудно сжигаемых нами. В других культурных странах для удобрения земли употребляют даже человеческие экскременты, –видно, человеку голод не свой брат.

          Нужно ввести посевы пшеницы, ярицы и озимых хлебов. Ученые и практиканты заметили то отрадное явление, что якутские хлеба постепенно приспособились и приспособляются к холодному климату и теперь гораздо реже страдают от утренников (хаһыҥ).

Вегетативный период (время, потребное для созревания) якутского хлеба сократился более, чем значительно: посеянный в Иркутской губернии якутский хлеб поспевал за 10–17 дней ранее местных (тамошних) хлебов. Поэтому–то теперь у нас гораздо реже случаются несчастия от утренников, чем в старину, несмотря на то, что сами утренники, вследствие уменьшения лесов, случаются чаще прежнего и в более раннюю пору лета. Нужно культивировать ячмень в качестве озимого хлеба, в особенности в сухие осени. Единичные опыты в этом отношении давали блестящие результаты (вероятно, Вам приходилось видеть хлеб, растущий на прошлогодней пашне). Нужны, конечно, и другие озимые хлеба.

3) Пора уже вводить плодосменные системы полеводства (горох, лен, злаки), так как удобрений только навозом не хватит на гарантию от истощения земель.

4) Необходимы более усовершенствованные сельскохозяйственные орудия, как–то: 1) Плуги (усовершенствованные сохи); плуг берет пласт борозды одинаковой толщины и в 1.5 – 2 раза шире, чем соха, следовательно, скорее и лучше работает. Особый нож, находящийся спереди лемеха, режет коренья деревья порядочной толщины; лемех меняется, потому плуги долговечные, стоят 150–200 рублей; 2) сеялки сеют на одинаковой глубине и глубине желательной сеющему; степень частоты зерен хлеба зависит от воли человека; следовательно, сеянием сеялкой экономится много хлеба. При сеялке бывает каток, которым работают одновременно с сеянием, следовательно, экономится время и труд. Стоит 150 рублей. 3) Молотилки; 4) Веялки отделяют во время сеяния сор и тарицу и сортируют зерна до трех сортов; в день веют до 200–250 пудов хлеба; стоимость от 50–100 рублей;        5) жатвенные машины имеют особенно важное значение для скотоводов, ибо жатва хлебов отнимает у последних слишком много дорогого времени из сенокосной страды. Ввиду последнего обстоятельства следовало запретить употребление серпов, заменив их косами; якут из мелочной скаредности не сыпать зерен косьбой, теряет больше времени, пожиная серпом; 6) мельницы и прочие.

5) Огородничество. Из овощей видную роль должен играть картофель, которого теперь следует заставить садить принудительным способом, как это делалось при введении хлебосеяния. Картофель важен не только как пищевой продукт: во–первых, так как приготовление из него не требует траты времени и труда (ороо, үт да сиэ), то он очень выгоден для употребления в пищу в страдное время, (С 20–х чисел июля его можно употреблять), тогда как для приготовления лепешки из хлеба нужно и жать хлеб, и сушить его, и отделить колосья поштучно от соломы (т.е. стебля), и молотить в ступе, и веять встряхиванием турсука, и молоть ручным жерновом, и просеивать сквозь сито, и прочее, что требует массу времени и труда у якута, который, как известно, не умеет запасаться хлебом на год, да ещё плюс на страдное время; во–вторых, будучи корнеплодным растением, картофель не так боится ранних морозов, как злаки, потому, сможет служить “страховым” от утренников продуктом. Вкус и питательность его известны всякому: занимает он для посадки очень мало места, сравнительно со злаками.

Нужны, конечно, и другие овощи, но якут пока не так культурен, чтобы понять их полезность, поэтому другие овощи сажать придется только в огородах обществ и огородах при школах.

3

О рыбе

1) Все озера и пруды, не промерзающие зимой, следует “заселить” (если можно так выразиться) рыбой.

2) Нужно запретить лов рыбы во время метания икры.

3) Нужно запретить лов саками (куйуур): множество выдалбливаемых для куйуура прорубей служат причиной промерзания всего озера, следовательно, и рыбы.

4) Улов рыбы неводами в озерах со слишком мелкой рыбой нужно производить, когда подрастет рыба.

4

Скотоводство

1) Надо обратить весьма серьезное внимание на тот факт, что якутский скот сильно измельчал и вырождается: он стал малорослым, хилым и малопродуктивным, а также констатирован факт большой смертности телят и факт заболеваемости скота легко излечимыми болезнями. Надо во что бы то ни стало бороться с этим безотрадным явлением – с измельчением скота. Для этой борьбы необходимо  организовать общины, которые стали бы заведывать обществ. скотовод. фермами, выписывали бы производителей (порозов) и коров лучших пород. Выбор подходящих к местным условиям должен быть осторожный. Теперь, когда голодовка уничтожила около 60 % скота, наступило время, очень удобное для улучшения породы. В старину Петр Великий вывез из Голландии двух коров и одного пороза. Этот скот расплодился до миллионов голов и теперь считается лучшей породой во всей России (Холмогорский). Корова этой породы дает в день до 25 бутылок молока, а бык весит до 50 пудов. (Английский бык весит живьем до 80–ти п.). Вот что значит «улучшение породы»(а наша корова весит 10–13 п.)

2) Надо на выгонных местах устраивать обширные күкүры в тенистых местах, чтобы в них мог укрываться скот от жалящих и кусающих насекомых, причиняющих ожирению скота.

3) Загоны («даллар»), где кормится рогатый скот зимою, надо защищать от ветров, так как организм животного борется с холодом запасом жира.

4) Хлева – хотоны надо страивать просторные, с тягой сырого воздуха. Скотина с потной, влажной шерстью очень скоро дрогнет на дворе в ущерб своему жиру;  озябшее животное не допивает из холодного водопоя, что, конечно, отражается на общее питание.

5) Нужно ввести в употребление подстилки для скота из соломы, сентябрьской, блеклой травы, камыша и «хотула».Это будет не так расходно, как кажется, тем более что подстилка, впитавшая жижу, служит прекрасным удобрением пашен.

6) Нужно улучшит вообще питание скота. В частности, ввести в пищу соль, которая способствует пищеварению и обмену веществ в организме, вызывает жажду и ожирение, увеличивает продуктивность скота и делает его устойчивее против заболеваемости. Соление протухлого, гнилого сена убивает личинок насекомых и паразитов и делает его годным к употреблению в пищу. Так, в пресловутый «уу сут дьыл»когда пропало в Якутском округе множество скота от сгнившего сена, – вилюйцы избавили свой скот приправой пищи солью: слабый раствор соли лили через сито прямо на заваленное в «кыбыы»сено.

7) Необходимо разработать вопросы о маслоделии, мыловарении, сыроварении, творога и пенки (үрүмэ). Каждый из этих вопросов имеет громадное значение и каждый из этих видов сельского хозяйства в состоянии поднять экономическое благосостояние скотоводов. Я скажу лишь то, что снятое молоко, превращаясь в «тар»,лишается некоторых питательных веществ, как о том уже давно доказала наука.

Что касается маслоделия, то хотя бы более простыми способами получают гораздо больше % масла из молока, чем при обыкновенной сбивке мутовкой. Но маслоделие – дело обоюдоострое: если оно будет в введении частных лиц, то последние очень скоро могут совершенно закабалить темный народ, скупая передним числом все молоко, так необходимое в домашнем обиходе, как это часто случалось в России и Запад. Сибири. Поэтому нужно, чтобы указанные виды хозяйства, в частности маслоделие, велись на общественных началах.

                                                  –––––––––––––––––––

8) Разведение конного скота следует поддерживать и не давать ему совершенно упасть, ибо конный весьма необходим в жизни якута. Конный наш скот, кроме прямого своего назначения, может принести нам пользу в отношении сбыта его Правительству. Общее присутс. Як. Обл. Упр. от 2/4 мая 1901 г., за № 228, признало, что привлечение якутов Як., Олек. и Вил. Округов к отнесению воинской повинности весьма желательно в видах обрусения их (як.) и сближения их с русскими. Это свое мнение оно представило через Ирк. Воен. Генер. Губ–а Штабу Сибир. Воен. округа, в ответ на его запрос от 5  мая 1900 г. за № 2661 на имя Як. губер.–а о способах конской переписи с целью введения в Як. обл. военно–конской повин. Это дело далеко не празднословное при том политическом положении Вост. Сибири и при том лестном отзыве нашей администрации о лошадях якутской породы, высказанном в упомянутом мнении.

9) Нужно приучить к вьюку и упряжи также кобыл, чтобы эксплуатировать их рабочую силу, до сих пор ни к чему не прилагавшуюся. Для этого богачам следует раздавать беднякам молодых нежеребых кобылиц на определенное время безвозмездно, как это делают с молодыми конями и быками.

10) Нужно нам возвратиться к кумысу. Как ученые, так и сами якуты констатировали давно оба факта, что кумыс здоровое питие, а чай – вредное. За последнее время фальсификация чая дошла до больших размеров; так: в фирмах ежегодно приготавливают материалов кирпичного чая до 50.000 п., а выпускают чаю до 500.000 п. В японском чае содержится всего 25% чайного материала: стебля чайного куста, старых сгнивающих листьев и пыли; смесь фальсификации состоит из: ивовой коры, древесных опилков, столярного клея, бычьей крови и сажи, – смесь далеко небезвредная. Если к этому присоединить дороговизну чая, то получается картина не из приятных: (якуты ежегодно тратят на чай до 600.000 р., а в 10 лет 6 миллион). Так как, с другой стороны, теперь – после голодовки коровьего молока вовсе недостаточно для населения, то я думаю, что богачи–патриоты не оставят в голоде бедняков–братьев и позволят им пользоваться кобыльим молоком. Для удойного конного скота надо отводить «харчахи»на общих выгонах с плохой  отавой.

11) Что касается разведения выписанных «южных»пород, то я лично совершенно против этого: они не могут быстро акклиматизироваться, дают незначительный в количественном отношении приплод, подверженный большой заболеваемости, требуют хорошего ухода, сопряженного с большими расходами. Хотя они рослы, резвы, сильны и красивы, но слишком прихотливы и невыносливы. Богачи, разводящие южных пород, не поднимают расходности их разведения, потому что не ведут правильных счетов. Якутская порода сама по себе замечательная во многих отношениях и не найти породы, лучшей ее для нашего климата.

12) Нужно разведение свиней, не в больших размерах, – так, чтобы можно было  использовать для них отбросы больших хозяйств. Со временем, когда привьется земледелие  в  должной степени,  можно будет   увеличить и  число свиней.   В этом (1912 г.) пуд свинины стоил в Якутске 7½–8 р., а на приисках –11 р. 50 к. (доставка одного пуда свинины на прииски зимою 2 р. 80 к., летом 2 р.; одна свинья наживает в год до 20 поросят, а в двухнедельный поросенок стоит в Якутске 3 р..

13)  Нужно разводить и баранов, для которых требуется ничтожный прокорм и уход (2 воза сена на зиму), а доход значительный (шкура дорогая, мясо вкусное).

14) Из домашних птиц куры, конечно, нужны. В России и Германии кур, уток и гусей имеют обыкновение пускать на пашни, где они жиреют с июля до осени.

15) Нужен для скотоводов ветеринар. Тот факт, что якуты профанируют ветеринаров, создался не вследствие бесполезности ветеринарии по существу, а вследствие незначительных побочных причин. Надо ходатайствовать об учреждении в улусах ветеринарных пунктов, – благо, что уже назначено пять ветеринаров, содержавшихся на счет казны, для Якутского округа. Без ветеринаров невозможна столь желательная прививка скоту «вакцины»  сибирской язвы, изобретенной Пастером. Вакцину же эту для Якутской области высылает лаборатория Мин. Вн. дел бесплатно. В 1897 г. вакцину успешно прививали скоту в Намцах и Дюпсинцах после падежа от сибир. язвы 4000 голов.

16) Нужно обратить внимание на запасы сена и хлеба. Я бы желал при этом разделить запасы на две категории – казенные, т.е. ведомые администрацией и частные. Первые надо делать по старому порядку, т. е. «из–под палки», ибо никакой пользы не приносят: портятся и выдаются казной поминовении критического момента. Частные запасы надо группировать в руках богачей, чтобы казна не совалась  со своей назойливой и излишней контрольной опекой. Богачи в обществ. Организации, заведующие запасами, расходовали бы их в зависимости от действительной потребности. Бедняки должны приобретать права на запасы работами у богачей и организаций, не внося натурою.

17) Надо строить большие «сараи»  для общест. и всяких запасов сена, крытые сверху тесом, корой или жердями с насыпкой  землею. Их надо делать закрытыми еще с западной и южной сторон тыном или решетом. Сараи эти, защищая сено от солнца, погоды и времени, очень полезны и выгодны: сарай, вмещающий 300 возов, может строить, в зависимости от качества, от 15 до 50 р.; такой сарай может сохранить от порчи 80–90 % сена, тогда как из 300 возов сена, стоящего под открытым небом, можно получить только 50–66 %, т. е. 150–200 возов. Экономия громадная.

5

Школа и общественная жизнь

1)  О школах вопрос весьма широкий и открытый, потому предоставляю его Вам и обществам, ибо единичный голос в нем имеет слишком малую компетенцию. От себя я скажу только (хоть это не ново), что существующих школ слишком мало, что программы их слишком чужды нам, слишком неприложимы к нашей жизни. Скажу еще больше (хотя это Вам покажется крайностью), – начальные и церковно–приходские школы вредят нам: учась в них, дети знаний не приобретают, а от физических работ отвыкают. Нужно общее развитие детей на понятном для них языке, а не пичкание их ненужным барахлом из славянской, жидовской и греческой старины. Нужны хоть по одной школе в каждом улусе с программой, соответствующей действительным потребностям нашей жизни. А так как школы не с «казенной» программой не будет открывать их на свой счет. По–моему, желательны школы вроде сельскохозяйств. низшего типа, в которых можно получить знания, хотя бы главнейшие элемент., по сель. хозяйству.

2)  В существующих школах нужно ввести якутскую письменность, введение коей в году займет максимум 1 месяц врем.

3)  Интеллигенция ныне должна выписывать журналы и книги по сельскому хозяйству и распространять по мере сил и возможности почерпнутые в них сведения.

Интеллигенция же должна взять на себя миссию создания якутской литературы, без которой распространение грамотности среди якутов, а, следовательно, и просвещение не возможны. Первым и существенным шагом к созданию якутской литературы должны быть переводы с русского на як[утский] яз[ык].

4)  Необходимы общественные библиотеки, для которых, между прочим, надо выписывать периодические и специальные журналы, чтобы иметь понятие о текущей жизни внешнего мира.

5)  Очень желательны ремесленные школы, так как для ремесленников у нас открылось бы широкое поле действия ввиду отсутствия кустарей и наличности сырого материала (см. отд. VI, п. 7).

6)  Нужно принять меры борьбы с пьянством, картежной игрой и курением табаку, так как сам некультурный народ, как бывает всегда, не может бороться своими силами с этими видами «культурной услады» и даже вовсе не понимают их вреда.

7)  Об открытии кредита бедному люду, об уничтожении классной системы землепользования и о борьбе с кулачеством принимать меры, по–моему, не следует. По–моему мнению, могущему казаться Вам весьма странными, – это такие явления в жизни якутов, с которыми в данное время бороться нет ни расчету, ни возможности. Если, например, будет теперь введен пайковый дележ покосов, то бедняки, которым достанется много паев, сдадут их в аренду богачам на десятки лет (зарясь на арендную плату), и тем ухудшат свое положение, а паи сделаются верными залогами будущей закабаленности владетелей.

Если же открыть кредит для бедного класса якутов, то они залезут без рассуждения в неоплатные долги, а полученными суммами не сумеют воспользоваться, как нужно бы было. Якута нельзя испугать даже 50–ю %, об этом знает каждый, поэтому распространяться не буду. Примерами, подтверждающими тот факт, что якут не может пользоваться случайно наживаемым добром, могут служить следующие обстоятельства:

а) хорошие кузнецы, столяры, плотники зарабатывают громадные по местным условиям деньги, но, однако же, случаев их обогащения нет, за редкими исключениями; (сложилась даже поговорка – поверие – «улуу уус байбат»). Чем объяснить это (и последующие) явление, как некультурностью самих зарабатывающих; б) то же явление повторяется и в отношении хороших звериных и пушнинных промыслов, также не обогащающих промышленников–охотников; в) довольно частые случаи находок мамонтовых костей тоже не обогащали; г) получения из ссудной кассы якутов Якутской области часто достигали обратной цели, – они разоряли должников, поэтому опять сложилось поверие, что «касса харчытын тыына ыарахан»; д) на телеграфных работах Охот. тр. около 200 человек заработали каждый от 80 до 270 р. В одно лето; однако и такие огромные суммы не пошли в прок: были проиграны, пропиты и т.д.

Дело в том, что, согласно законам психологии, некультурный человек не умеет и не может ценить как значение самой культуры, так и материального благосостояния в будущем – в частности: он не запасается про черный день, говоря, что «ыт хаһааммат, суор күөстэммэт». Раздайте, например, всем якутам по 1000 р. Каждому, – вы увидите, что через более или менее продолжительное время 0,8 или 0,9 якутов эти деньги проживут, оставив у себя лишь большую разнузданность нравов, склонность к вину, картам и лености.

Долго живя в наслегах Батурусс. ул., я заметил одно странное явление, подтверждающее сказанное, именно: пьянство и картежная игра распространены больше в тех наслегах, кои владеют хорошими землями, следовательно, кои были материально обеспеченнее.

Богачи – кулаки, высасывая у голытьбы все возможное и тем самым держа их в «черном теле», – делали бессознательно доброе дело ей: они отнимали у ней те – средства, которые давали последней возможности предаваться азарту, страсти и праздности; они доводили бедняков до необходимости бороться за свое существование путем усиленных трудов, чем воспитывали в них энергию и трудоспособность. Конечно, этим я не хочу сказать, что эксплуатация бедным богатыми, особенно развитое в восточных улусах, не имеет дурных сторон. Эксплуатируя бедняков, богачи копили капитал страны внутри ее и тем преграждали ток его в другие центры, а это в общем смысле благосостояния всей Якутской народности – дело важное.

Нет, г.г., для поднятия благосостояния якутов необходимо поднять степень их культурности и сделать их способными к пониманию жизни и явлений ее. Некоторые рассуждают с иной точки зрения: говорят, что поднять культуру якутов можно тогда только, когда он будет материально обеспечен; но с этим мнением лично я, как видите, не солидарен.

Посему я думаю, что наших «тойонов»надо оставить в покое. Кулачество разрушится (и притом скоро) само собой под напором страшного врага своего – конкуренцию. В данное время надежда только на тойонов и интеллигенцию: первые – все патриоты, потому могут оказать большие услуги советами, добрыми примерами и материальной поддержкой; роль вторых – быть инициаторами, агитаторами и руководителями…

Потребительские лавки.

6

Экономическое положение и предприятия

Для поднятия благосостояния населения недостаточны одни лишь упомянутые выше меры, – нужен хоть ничтожный приток капитала с извне («без бога ни до порога, без капитала ни единого шага»), нужны отхожие промыслы и возможные предприятия, к числу которых я отношу следующие:

1)  Нужны (и даже необходимы) скотоводческие фермы, которые послужат основой улучшения породы скота, – этого важного источника существования большинства якутов. Расходы оправдываются с лихвой доходностью самого дела.

2)  Нужны обществ. огороды самостоятельно или при школах со складом для картофеля, оставляемого на посев (якуты сами не умеют хранить картофель на обсеменение).

3)  Так как в подгородних улусах и в городе средняя стоимость сена бывает 3 р. воз., а в дальних улусах – 1 р., то эту разницу нужно регулировать ради обоюдной выгоды прикармливанием дальними улусами больших количеств скота, принадлежащего городу и подгородним улусам, передвижение скота взад и вперед будет стоить пустяки.

4)  Нужно организовать общественные ломбарды, куда можно принимать в числе другого имущества и тощий скот.

5)  Нужно развить ремесла и кустарные изделия. Ведь надо же использовать тот сырой материал, который находится в нашем распоряжении, чтобы по возможности вытеснить дорогие привозные изделия, часть которых выделывается из якутского же материала (одних кож ежегодно вывозится из области на 150.000 р.).

Примеры:

а) Изучать способ изготовления непромокаемой колымской или верхоянской обуви (саары) из конской кожи и ввести этот способ повсеместно.

б) Нужна выделка сафьяна.

в) Так как у нас имеется прекрасная белая глина (тугой), то нужно выдвинуть гончарное дело (керамику);

г) Надо усовершенствование способа выплавки железа, имеющегося в Як. окр. в изобилии и замечательного по своим хорошим качествам.

д) Нужно развить железно–прокатное и кузнечное дело.

е) Нужно развить деревянные, кожаные и берестяные изделия (шорные, токарные, слесарные, столярные, красильные ремесла; сбруи, экипажи, посуда из кожи и дерева, мебель, обувь и т.п.).

ж) Так как, с одной стороны, передняя часть конской шнуры (көҕүс тириитэ) у нас совершенно бесценна и, с другой стороны, шахматные половики–циновки ценятся высоко вне области (от 20 до 75 р. штука), – то нужно заняться выделкой их в больших размерах.

з) Нужно использовать конскую и коровью шерсть, бросаемую скотоводами на произвол; циновки–половики (сүҥ-сөрүө) очень ценны.

и) Нужно изготовлять сальные свечи самим – маканием. Они бы заменили дорогие стеариновые свечи и экономили бы дрова, требующие для приготовление так много траты времени, труда и леса, нужного для площадей заселенных пространств.

к) Нужно выделывать водку домашним способом из муки и березового сока (бутылка обойдется не дороже 15–18 к.).

6)  Надо составить (спешно) списки стариков, бездомных и сирот, получавших ссуду во время голодовки и предоставить их с приговорами начальству, ходатайствуя о сложении хлебных недоимок на основ. 92 ст. прод. уст.

7)  Отказ платить подати за бездомных, сирот, безвестно отсутствующих, и проч. дело опасное, так сказать, обоюдоострое: теперь мы платим, по милости какой–то доброй силы, по раскладке на душу 10–й народ. переписи 1857 г., когда нас было меньше, а не на душу первой всеобщей переписи 1897 года. Правительство, взыскивая подати по переписи 1857 г., м. б., делает сознательный прием, чтобы не подать нам повода отказаться от уплаты податей за бедняков, стариков и сирот. Надо вычислить – что выгодно: платить по–старому за всех, занесенных в перепись 57 г., или по числу наличных, но только платежеспособных душ. Я думаю, что Прав.–о по переписи 57 г. взыскивает со всех вымирающих инородцев ясак, потому оставляет в покое нас, немного увеличивающихся в числе.

8)  На Лене имеется много обширных островов, расположенных ниже устья Вилюя. Острова эти пока никем не заняты и имеют богатую наносную почву, почему травы там растут роскошные. Прав.–о дает их желающим на пожизненное даровое пользование, а также дает единовременное пособие в размере 200 р. на каждое семейство с тем, однако, условием, чтобы получивший пособие культивировал занятый остров в течение 5 лет, по миновении которого он может и совсем бросить его. Я думаю, что в малоземельных наслегах нашлись бы энергичные и предприимчивые люди, согласные селиться на Ленских островах до прихода переселенцев; если частные лица не решатся на этот шаг, то их могли бы поддержать общества.

9)  Нужно организовать улусные и наслежные комиссии и подкомиссии, которые заведывали бы улусными предприятиями, работами и новыми мерами, не входящими в круг деятельности прежних властей. Членам комиссии необходимо оплачивать их труды.

10) Нужно комиссиям и организациям закупать в улусах скот и его продукты, предназначаемые для продажи в городе, – на улусные и окружные средства. Покупной тощий скот надо пускать до осени жиреть в «бүтэйах», заготовленных специально для этой цели. Транспорты мяса, масла, товара передвигать гуртами зимним путем, чтобы провоз обходился дешевле.

11) Войти в сношение с крупными фирмами Москвы, чтобы пользоваться дешевым товаром и в кредит. В этом приеме кроется громадная выгода: избегаются все посреднические руки, т.е. купцы г. Якутска и базарные «торговщики», а также улусные «эргиэнщики». Каждая пара передаточных рук на этом наживает до 10% чистой прибыли; расход по торговым оборотам достигает больших размеров, именно – «…»%, которые в виде жалований могли бы достаться распорядителям улусным–же. А ведь посреднических – рук, гг., не одна и не две…Если к этому прибавить те бесчисленные невидимые расходы городчиков, производимые тратой времени, гонкой лошадей, дорожными нуждами, пьянством и картежной игрой, то получилось бы разительная цифра разницы между стоимостью выписного товара и товара, достающегося потребителю обычным путем. К сожалению, эта цифра не может быть вычислена, так как она зависит от непостоянных условий и колеблющихся величин. Если вычислить, считая, напр., в Батур. ул. 20 000 душ об. п. и кладя на душу товару с табаком и сахаром, кроме чая, по 15 р. В год, то получается 300 000 р., а для Якутского округа, в котором 143 567 душ, – 2 153 505 р. (по 15 же р.). Посредством прямого сношения с крупными фирмами можно выгадать минимум 10%, т.е. 215 350 ½р. В год. (Кангаласские рабочие расходуются на одеяние, обувь, табак, сахар каждый по 45 р. В год).

12) Если выписать товар, то, конечно, необходимо иметь обществ. лавки в улусах. Нужно устроить так, чтобы лавки эти имели возможность, вместо денег, принимать все продукты сельского хозяйства (масло, хлеб, сено) и даже изделия. Ломбарды приноровить к лавкам. В лавки принимать и тощий скот, а для этого отвести покосы, или заручиться долгосрочной арендованной землей.

13)  Войти в переговоры с приисковыми компаниями для поставки туда мяса и продуктов скота: тогда останутся у якутов суммы, зарабатываемые всеми посредниками–передатчиками. Или–же войти в соглашение или компанию с некоторыми из более опытных и крупных подрядчиков по поставке и доставке на прииска мяса и скота.

Перепродающие в Якутск скот и продукты его богачи улусные зарабатывают на них 10% прибыли; городские торговцы скотом – 5%; отправители на прииски – 15%; всего набавляется на наш скот 40% к первоначальной стоимости его. Из Якут. об. На прииски ежегодно вывозится скота и мяса на 700 000 р.; в Якутске поедается мяса на 100 000 р., а из Якут. округа на 500 000 р. А 40% этой цифры составляют внушительный капитал в 200 000 р. А так как к стачке нельзя привлечь все население и так как наше неумелое отношение к новому предприятию будет уменьшать выработанную норму доходности, то выкинем из этой суммы 75% ее, и то останется доход в 50 000 р. ежегодно. Сверх этой ощутительной прибыли, должен иметь значение и другой невидимый доход, получаемый от доставки транспортов мяса в Олекминск своими людьми и лошадьми, которых еще можно использовать на обратном пути.

Еще большую выгоду можно было бы получить, устроив мясную и скотскую монополию. Но этого мы своими силенками не можем устроить, – нам нужно в этом деле помощь опытных людей – коммерсантов и подрядчиков. Вообще я склонен думать, что и в деле простой поставки мяса и скота не обойтись без опытного руководтителя–компаньона. При описанном предприятии труден и малодоходен будет только первый год.

14) Нужно взять подряды рубки дров по Лене для пароходов и сплава их для Якутска. Город покупает до…саж. дров по 3 р. в среднем, а 30 пароходов, рейсирующих по Лене, вытапливают в лето до 30 000 саж., ценою от 2–х р. на месте, т.е. у берега. Очень целесообразно было бы, если бы рабочие, возвращающиеся после доставки в Олекминск мяса, занялись бы заготовкой дров между Олекм[инско]м и Якут[ско]м.

15) Нужно условиться с приисковыми компаниями или подрядчиками для сдачи им на работы людей, чтобы эти люди впоследствии отвлекали своими примерами на отхожие промысла себе последователей и тем привили бы дух предприимчивости.

Те ужасы, относительно таежной жизни, о которых ходят всевозможные слухи в восточн[ых] улусах, ушли в область преданий, ибо с господством монополизирующего капитала и увеличением золотого промысла – все условия работ и жизни на приисках приняли культурный и социальный характер. Бунты русских рабочих сего года прямого отношения к нашему делу иметь не могут. даже забастовка 10 800 человек ничего не могла сделать, следов., безопасность личности там обеспечена. Теперь и деморализация рабочих незаметна; карты и водка развиты в такой только степени, как у нас в улусах; убийства случаются, как редкость. Каждую зиму на приисках одного Ленского т–ва бывают до 8–9000 якутов Олекм. и Вилюйс. округов, а также двух Кангаласс. улусов нашего округа. Там якуты на 200 000 р. продают рыбу и мясо и на 1 500 000 р. доставляют дрова.

Каждую зиму кангаласец–чернорабочий, непьющий и неиграющий, зарабатывает, сверх одеяния, содержания и прогонов, 60–80 р.; при этом сенокосная страда йеликом остается в распоряжении рабочего, которую он проводит на родине.

16) Нужно выписывать при посредстве Владивостоских фирм (хотя бы Чурина) из Ханькоу или Шанхая чай через Аян и Охотск.

Один ящик чая в 80 досок в Ханькоу и Шанхае стоит 23 р.; фрахт до Аяна и Охотска – 7 р.; страховка – один р.; перевоз от Аяна до Нелькана 9 р.; оттуда до Алдана 2 р.; итого ящик обходится от 41–44 р., т.е. кирпич – 55 к.

Можно иметь на Охотском и Аянском тракте своего надежного постоянного подрядчика, вроде В.Х.Слепцова. Таким образом пользовались бы почти все улусы; при этом, восточным улусам чай обходился бы рубля на 2 дешевле, чем другим.

Из ввозимых ежегодно через оба порта чаев на сумму 800 000 р. на долю восточных улусов остается не менее, чем на 300 000 р., а на весь Як. окр. – на 400 000р.

На чае коммерсанты г.Якутска наживают до 25% с рубля, вложенного в предприятие. Якуты же нажили бы ни в коем случае менее этого, т.е. на 400 000 р. нажили бы в год 100 000 р. доходу.

Сверх этого, провозной заработок оставался у самих якутов, а не у тунгусов, русских и татарских (Галибаров) подрядчиков; не было бы также лишних поездок за чаем в город, что случается даже после Петрова д.

17) Ввиду же голодовки надо ходатайствовать пред. Правит–м об разрешении нам ввоза чая через Кяхту и Сибирь, мотивируя необходимостью поднятия благосостояния края: чай обойдется тогда еще дешевле, тем более, что до верховьев Лены (Усть–Кута) ныне строится жел. дорога, могущая удешевить провозную плату пуда груза на 1–70 коп.

18) Организовать обществ. работы. Организация работ, при том безденежьи подавляющего большинства населения и при наличности 9–ти месяцев досужего времени в году, которые господствуют в жизни якутов, – должна иметь огромное значение. Ею, т.е. организацией работ убивается сразу несколько зайцев: все обществ. предприятия облегчаются в материальном отношении и много проектируемых работ, которые на первый взгляд требуют громадных денежных затрат, должны быть выполнены очень просто. За тем для бедного класса явится возможность избавиться от страшных податей и повинностей только работами и то в свободное от сенокосной страды время («күһүн–саас»).

19) Мы живем в стране, богатой рыбой. Кроме устий рек, имеются по побережью Охотского моря около 100 рыбных участков, принадлежащих государству и Кабинету его Имп. Велич. Ежегодно эти участки сдаются с торгов желающим за известную незначительную плату. Более крупные из них достаются иностранцам (преимущественно японцам), действующим через подставных лиц (русских); а более мелкие – мелким аферистам, авантюристам, полудиким аборигенам; некоторые же остаются совсем без эксплуатации.

Под благовидным предлогом необходимости оправиться от ущербов, причиненных минув. голодовкой, надо нам, якутам, ходатайствовать через посредство Сибир.–х деп.–в Гос. Думы перед Главным Управ. Гос. Имуществ. или, вообще, по начальству, о даровании нам права рыбачить беспошлинно на одном или нескольких участках (желательно было бы на устьях Лены, Лантара, Охоты, Куктуя и Ураха).

Если добиться этого права нам не удастся, то можно добыть обществами рыболовные участки прямо с торгов, производящихся во Владивостоке, где нашим агентом может служить любая торговая фирма, с которой мы можем иметь коммерческие связи. С охотой бы взялся за это дело колымчанин (полуякут) Ник. Мих. Бережнов, имеющий в Иркутске свой каменный дом и большие коммерческие обороты и связи. Он летом 1911 г. предлагал охотчанам дать ему доверенность на право исходатайствования из казны или от частных лиц необходимой суммы для приобретения бочек, соли и неводов. Он за хлопоты требовал только 1% чистого дохода; он же и брался продавать рыбу. Но охотчане, будучи не в состоянии понять всей пользы его предложения, доверенности не дали, не нашелся даже инициатор, который бы составил сход для обсуждения предложения Бережнова.

Все передовые люди России уже давно заметили тот факт, что громадное рыбное богатство восточных и северных морей не эксплуатируется Правительством, как бы то следовало. Богатство это очень велико: ежегодно ловится рыба: на Амуре 500 000 п., Оби 500 000 п., Енисее 300 000 п., Лене 60 000 п., Ангаре 75 000 п., Ольхоне 30 000 п., на Камчатке 3 700 000 п. Много участков, могущих дать ежегодно сотнями пудов, остаются без промышленников, каковы, напр., – Лантар, Альдома, Урах и проч. До 1911 г. в Охоте ловилось только до 20–30 000 р. рыбы. Только в 1911 г. 40 японцев четырьмя неводами там выловили до 130 000 п. рыбы и то в море, где рыбы меньше и улов труднее, а не у устий рек, где можно ловить миллионами пудов.

Сделаем маленький расчет примерного промысла в Охотске рыбой только на 100 человек. 40 японцев насолили 130 000 п., т.е. каждый японец ловил по 3250 п. рыбы. Мы же, чтобы не завраться, и из осторожности, возьмем минимальную цифру по 500 п. на человека, т.е. в 6,5 раз меньше, чем японцы, хотя охотчане ловили в лето каждый по 1 000 и более пуд., будем считать, таким образом, что 100 человек наловят 50 000 пудов рыбы.

РАСХОД

1)  Жалование 100 рабочих с 1–го апр. по 1 окт. по 100 р. = 10 000 р.

2)  Их содержание (хлеб–морем 2 р. 30 к., масло из Якутска, мяса не нужно, рыба– даровая) по 10 р. в месяц, за 6 месяцев 60 р. = 6 000 р.

3)  Прогоны до Охотска по 10 р., обратно по 5 р. = 15 р. = 1 500 р.

4)  10 неводов, которые могут пригодиться до трех лет, по 80 р. каждый = 800 р.

5)  5000 п. соли по 40 к. пуд. (герман. соль – кулек в 3 п. – 1 р. 20 к. = 2 000 р.

6)  3000 бочек вместимостью каждая в 10–12 п. по 3 р. = 9000 р.

7)  Провоз до Владивостока по 35 к. пуд, а за 50 000 п. = 17 500 р.

8)  Провоз до Читы, Иркутска или других больших гор. – 70 коп. = 35 000 р.

9)  Разные мелкие и непредвиденные расходы, жалования распорядителей и т.п. 8 200 р.

Итого                   90 000 р.

Не пугайтесь, однако, г. г., что для выполнения этого предприятия нужны все приведенные 90 000 р., которых нам, конечно, взять неоткуда. Нет: а) рабочих снабжаем маслом, оленями, немного хлебом и гоним с распорядителями в Охотск, обещав давать их семьям коров, сена, хлеба и проч.; все это мы можем найти у себя; б) нужно всего 5 000 бочек, из них недостающие 2000 бочек сделают сами рабочие. Бондарь делает в день 1 ½ бочки, предположим, что наши неумехи делают в день по полбочке; 100 неумех в день сделают 50 бочек, а 2 000 бочек сделают в 40 дней (с 1–го мая по 10 июня); в) указанные в статье расходов 3000 бочек можно выписать в кредит, или просто на прокат, из бондарного завода графа Кейзерлинга во Владивостоке; г) провозные платы до Владивостока (17 500 р.) и далее (35 000 р.) платим после продажи рыбы; доверие владельцев парохода и паровозов приобретаем посредством заложения рыбы же (не целиком). Таким образом, на первых порах нам нужно только иметь на покупку соли 2000 р., неводов – 800 р. и на непредвиденные мелкие расходы 2–3000 р., и дело можно оборудовать вовсю.

Во время самого улова рыбы в Охотске можно выручать порядочные деньги продажей икры японцам (до 2000 руб.).

ДОХОД

Положенные 500 пудов улова на человека пусть не покажутся Вам преувеличением: важен не улов, а перетаскивание с невода на берег, соление и проч. Охотчане часто вытаскивают, только раз закинув невод, 2–4000 п. рыбы (до 20 000 штук зараз); а так как это вытаскивает 8 человек, то, следов., на одного человека приходится от 250 до 500 пудов. Неужели на несчастный якут целое лето не накопит столько рыбы, сколько казак вытащит в один день, т.е. зараз! Я сам часто видывал в Охоте столько рыбы, что трудно пробраться на лодке сквозь нее. При благоприятных условиях наши парни должны наловить гораздо больше, чем положено.

В Чите, Иркутске и других центральных городах континента пуд морской рыбы стоит от 3–х до 4 р. 50 к., а на приисках – до 10 р. Мы, конечно, возьмем меньшую величину (3 р.), и тогда 50 000 пудов дадут 150 000 р., т.е. 60 000 чистого доходу. (Если принять во внимание только 6 000 р., первоначально пущенные в ход, то выходит даже смешно, – они, т.е. эти 6 000 р., дали 600%!!!).

Если рыбу будем промышлять на Аянском районе или Лантаре, то ее можно везти на прииска по Мае, Алдану, Лене и Витиму; рыба с доставкой обойдется в 5 р. 50 к. пуд, а продаваться будет по 8–10 р.

Еще раз повторяю, что я о рыбе не преувеличивал; наоборот, я старался брать минимальные цифры доходов и максимальные расходов. Вам, конечно, покажется странным – почему при такой доходности сами охотчане не принимаются за это дело. Да – это факт странный, из ряда вон выдающийся, но служащий прекрасным примером косного, дремотного состояния вымирающего разряда людей. Охотчане давно уже летят вниз по наклонной плоскости вымирания.

Когда существовала (1781–1867 г.) Росс.–Амер. компания, когда пять улусов Як. Окр. (кроме Баяг.) ежегодно таскали против воли между Ох–м и Як–м до 60 000 п. грузу этой Кº– сначала по 1 р., потом по 1 р. 33 к. за пуд, когда в Охотске были кораблестроительная верфь, солеварный и угольный заводы, в которых работали каторжане из Як. обл. и Аляски, – тогда порт Охотск был очень видным и важным пунктом. И население было тогда порядочное. Правит–во поселило насильно в нем 250 казачьих семейств и 130 инородческих семейств; в шестидесятых годах XIXвека остались там жить 100 мужчин–якутов, вошедших туда на постройку телеграфной линии, которая началась, но не состоялась; каторжан и других пришлых элементов было порядочно. Из всего этого населения ныне осталось только около 30–40 жалких избушек, в которых обитает по одному или два жалких пьяниц – казаки с семействами. Казаки эти по происшествии рыбного сезона, в 1909 г. не хотели работать на телеграфных работах по 3 р. в день; не они одну сажень дров за 1 р., несмотря на то, что у них в году 10 месяцев совершенно нечего делать. До 1911 г., когда японцы покупали пуд рыбы по 40 к. и каждый казак мог заработать рыбой в день от 10–25 р., – они большую половину рыбного сезона пьянствовали…Что же, разве можно ожидать от таких существ, чтобы они пустились хоть на какое–нибудь предприятие, которое никогда не бывает без доли риска?…

Предприимчивый батурусец И.Сивцев, живущий в Охотске, до 1909 г. был слишком беден, чтобы заняться предприятиями. В 1910 и 1911 гг. был занят телеграфными работами, а в 1911 г. отправил рыбу в Японию на 8 000 р. и во Владивосток на 20 000 р.; но, хотя первая рыба была конфискована, вторая оправдала расходы конфискации. Сивцев рыбу добывает в Охотске сколько угодно без разрешения начальства, хищническим путем.

Если в Ханькоу или Владивостоке купить чай на деньги, вырученные рыбой, то одним капиталом в одно и то же время два оборота, чему в коммерческом мире справедливо придают столь огромное значение.

7

Источники дохода

Для того чтобы организовать общества, артели, комиссии и делать предприятия, необходимы, конечно, денежные средства  и, вообще, статьи дохода, – в  особенности для начала. Денежные фонды, кроме прямого назначения, нужны еще для укрепления самоуверенности и как притягательная сила к активному участию в делах народных масс.

Нужно изыскать первым долгом эти средства; это вопрос крайне трудный, но не невозможный. Хотя заявления единичных лиц в таком важном деле имеют мало значения, но я все–таки решаюсь высказать некоторые свои мнения по вопросу, но утверждать абсолютную и достижимость не могу.

1)  Взносы членов разных якутских культурных обществ.

2)  Частные займы.

3)  Займы, субсидии, пожертвования, выдаваемые казной, обществами и разными учреждениями, как то:

а) Казной.

б) Русско–Азиат. Банком (Як. отд.) – под залоги.

в) Як. город. Банком  имени Н.Д.Эверстова – под залоги.

г) Вост. Сиб. отд. И.Р.Геогр. Общ.

е) Обществом изучения Сибири.

ж) Обществом Красного креста, знаменитым своей отзывчивостью, располагающим 37 000 000 р. И потратившем  в 1912 году колоссальные суммы в помощь голодающим 20–губер. России. Это общество можно разжалобить всякими предлогами, так как «цель»его слишком широка.

з) Як. благотвор. Об–м, имеющим до 30 000 р. капиталу и выдававшим безвозвратно  в 1896 г. намцам и дюпсинцам 1000 р. в помощь после эпизоотии сибир. язвы.

и) Из сбора «на исправление дорог и мостов»(11 269 р.), лежащего без употребления в депозитах Якут. губернии.

й) Из запасного капитала области, в которую мы, якуты, ежегодно платим по 10 525 р. Предлог – голод.

к) Благотворительным капиталом г. Якутка, состоящим из 65 000 р. Предлог – голод и поднятие культуры.

л) Из капитала, назначенного на борьбу с кобылкой, в который мы ежегодно платим по 1 425 р. Предлог – кобылка и улучшение сельского хозяйства.

м) Ссудной кассой якутов Як. обл., которая, на основ. 96 &уст. Своего, должна давать обществам не в очередь, а ранее одиночек.

4) Обществ, лотереи–аллегри, разрешение коих коллег добиться под разными предлогами по культивизации.

5) Эксплуатация людских пороков, напр., пьянства, картежной игры и курения табаку. Я проектирую так: а) штрафовать всякого, кто купит где бы то ни  было бутылку водки, на 50 к. (с торгующими водкой, конечно, по закону); чтобы контролировать покупку водки в городе, нужно установить пункты на главных трактах, в которых можно было бы проверить количество купленной водки. б) У выигравшего в карты отбирать определенную часть выигрыша. в) Родителей, у которых дети привыкли курить, штрафовать. Таким способом мы достигаем двойной  выгоды: противодействуем развитию пороков и приобретаем средства на культурные цели. Если суметь выработать целесообразный и правильный способ контроля игр и оргий, то эти две статьи дохода дали бы колоссальные суммы. (Один Якут. окр. в год пьет более 60 000 ведер водки, или 1 200 000 бутылок). Думаю, что люди, желающие добра начинающемуся делу, не стали бы таиться от пятидесятикопеечного штрафа; также не думаю, чтобы прав.–во тормозило дело борьбы с пороками, – нужно только обставить дело умело.

6) Частные пожертвования. Этой статье я придаю очень большое значение; оно зависит всецело от настроений среди и масс народа, а настроения, в свою очередь, зависят от убежденности, патриотического воодушевления и сознательного отношения к делу инициаторов, руководителей и агитаторов.

7) Общественные работы, о которых говорилось выше и которые должны служить постоянными и значительными источниками дохода.

8) Доходы от разных общественных предприятий.

9) Налоги подрядов, промыслов, торговых и иных предприятий, жалований, арендных плат дворов, вообще, все доходы, поступающие в пользу якутов тем или иным путем. Эта статья дала бы крупные, чистые, а главное, постоянные суммы. В самом деле: 1) Благодаря судьбе и у нас, якутов, нет недостатка в лицах, занимающихся крупными торговыми операциями (хотя их мало), и есть много мелких торговцев. 2) В Якутске имеется около 40 дворовладельцев, которым в год в среднем поступает доходу до 14–16.000 р. от аренды домов. 3) Имеется много лиц, занимающихся крупными и мелкими подрядами, каковы, напр., приисковые поставщики и доставщики лесного материала, пищевых продуктов (А.Н.Жирков, С.П.Барашков, П.Д.Тихонов и многие другие); доставщики казенных грузов в отдаленные северные округа, перевозчики чаев из Аяна и Охотска, строители казенных зданий и пр. 4) Имеется порядочный контингент лиц, занимающихся торговлей пушниной (белки, лисицы, песца, соболя) и мамонтовой кости. (А.И.Жирков, В.Никифоров, Н.О.Кривошапкин, И.П.Антипин, Г.В.Никифоров, И.Т.Павлов и пр.). 5) Есть у нас и получающие жалования (доктора, фельдшера, священники, доверенные и приказчики купцов, писаря, учителя). 6) Имеются у нас такие лица, как Н.Д.Эверстов, Н.А.Аверенский, Ин.В.Мигалкин, П.П.Молотков, которые, хотя не носят звания якутов, но безусловно принимают близко к сердцу судьбу якутов и поддержали бы общее дело. Общее благосостояние перечисленных лиц улучшается, – они составляют поэтому будущее здоровое ядро якутской народности; между ними встречаются, как я хорошо убедился в этом, люди с благородным порывом замечательного патриотизма, ожидающие только всеобщего воззвания к культуре и просвещению и готовые попуститься тысячами из своих доходов ради блага родины. Имена их мне хорошо известны и сами они известны всему якутскому племени; называть их в этом письме неудобно, так как тема разговора нашего в этом пункте довольно щекотливая; скажу только, что они ведут коммерческие дела сотнями тысяч.

Этим кратким конспектом нужд я заканчиваю свое посланьице, которым я задаю Вам темы для обсуждений и призываю на деятельность. Предупреждаю об одном: какого бы ни было личное мнение каждого из Вас относительно переселения в область русских, вымирания якутов и «желтой опасности», – Вы не должны предаваться обманчивым розовым надеждам, также не должны питать и в других эту надежду; если не солидарны со мной, то, по крайней мере, не доказывайте противного, т.е. желанного лучшего. Действуйте и агитируйте единственно в пользу и ради культуры, насаждение которой стало в нашем веке злободневной необходимостью, хотя (сказать, выбирая лучшую сторону) и помимо ужасных призраков переселения и вымирания…Что касается лично до меня, то много лет я думал на темы о переселении и вымирании и пришел к непоколебимому убеждению, что переселенцы должны быть и что мы должны вымирать, если только не примем рациональных мер к борьбе; я убежден, что из–за пяди земли человечество еще два–три века будет проливать человеческую кровь в ужасных и глупых войнах, пока цивилизация и наука окончательно не восторжествуют и не уничтожат традицию и варварство…

Как доказала наука, мозг человека привыкает мыслить по одному колейному направлению, и даже логика бессильна против этой привычки его. Приведу исторический пример: когда ученые (Коперник, Галилей, Бруно) впервые высказали в 16–м веке мысль, что земля имеет форму шара, – им не поверили и даже одного казнили за эту мысль. Причина недоверия та, что мозг тогдашних людей слишком привык представлять землю в виде плоскости. Вот и мы привыкли веками думать, что все в мире течет по раз заведенному порядку, что мы (якуты) рождались, жили и умирали в своей родине, что так ведется испокон веков и что впредь все будет продолжаться так…Говорящим о переменах не поверят, – и им при агитациях придется серьезно считаться с фактом недоверия и традиционных понятий, ибо, как я говорю, мы – якуты одержимы роковой иллюзией самообмана «Елен  керенелеру билбэппит»

Индивиды человечества на«юге»действительно расплодились до невозможности и мрут то тесноты (иначе – от голода), как мухи, напр., в 1897 г. в Индии умерло с голоду 4 100 000 человек, т.е. такое количество, которое превосходит число якутов в 16,4 раза…

_____________

Что же нам делать? К чему приступить и с чего начать? – вот вопросы, которые в данный момент напрашиваются сами. По–моему, первее всего нужны только съезды интеллигенции и переписка между отдельными членами ее. Далее нужны, конечно, наслежные, улусные и окружные съезды, беседы с тойонами, агитация в народе, выписка книг, журналов и разных руководств, учреждение обществ и кружков, приобретение органа печати и т.д. Трудно только начало, а – раз будет брошено семя, то оно даст скорые всходы; нужно только всем взяться за дело дружно – всем улусам Якут. округа!..

Ексекулээх Елексей

1912 г. Май.

Качикат[2]


[1]  Словарь як.-русский.

[2]Рукопись хранится в Центральном Государственном Архиве Республики Саха (Якутия), ф. 3, оп. 20, д. 130 а, лл. 1-21 об.

Источник книги http://www.sakha.gov.ru/node/16852

от adminNB

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *