Фермеры, занимающиеся животноводством несколько лет, могут уверенно сказать, что этот вид малого агробизнеса требует немало физических и моральных сил и не всегда может быть весьма прибыльным. В селе Улах-Ан четыре крестьянско-фермерских хозяйства, все они – животноводческие.

Нам удалось посетить два из них. Причем находятся хозяйства не где-то на окраине села, а на усадьбе, где и стоит жилой дом фермеров.

Екатерина Дороманова, глава КФХ, занимается разведением крупного рогатого скота, а проще – коров, с 2018-го года. Сегодня у нее в стаде 37 голов КРС, из которых 18 – дойных.

У Лены Соломоновой, которая стала фермером в 2016-м году, 26 голов КРС, из них 10 маточного поголовья.

Большую часть года коровы живут в хотоне, а весной, как только на лугах появляется трава, пасутся на свободе. Летом, кстати, и удои больше, и кормить покупным сеном не нужно.

О плюсах и минусах

Две молодые женщины, пришедшие в фермерство с одной целью – работать на себя и для себя. Каждая из них сегодня уверенно смотрит в «завтра». Но обеим от желания работать так, чтобы добиваться достойных результатов, до исполнения этого желания пришлось пройти, скажем так, нелегкий путь. Работать кое-как, имея свое хозяйство, не получится, необходимо трудиться с раннего утра до позднего вечера. Причем без больничных, выходных, отпусков и праздников. Особенно ранней весной и коротким летом, когда так ясно становится что «день год кормит».

Плюсов у фермерства, по словам женщин, больше чем минусов. Например, чем больше стадо КРС, тем ощутимее доход от сдачи молока и мяса. Государственная поддержка – гранты, на развитие хозяйства. Правда их удается получить не всем, необходимо доказать конкурсной комиссии, что твой бизнес—план успешен и достоин господдержки. А соискателей в последнее время больше, чем самих грантов. То есть конкуренция жесткая. Впрочем, это говорит еще об одном – люди возвращаются к истокам.

«Если смотреть более масштабно, то республика делает многое для развития сельского хозяйства. Поддерживает фермеров различными субсидиями, например, сельхозкооперативам компенсируют до 50% затрат на приобретение сельхозтехники. То есть помощь есть. Но и уповать только на государство – это пассивная позиция. Мы, фермеры, сами выбрали тот путь, по которому идем. Значит, будем работать», — говорит Лена Петровна.

О минусах. Первое, что хотелось бы сделать постоянным, говорят женщины-фермеры, получать деньги от сдачи молока вовремя, без задержек.

Второе – получать субсидии на приобретение сенажа. И третье – беспрепятственно получать сельскохозяйственные угодья для развития производства.

Фермерам необходимы долгосрочные кредиты

Лена Петровна и Екатерина Иннокентьевна не жалуются. Они рассуждают. Трезво, деловито, облекая все в цифры: доход/расход. Получается иногда, что доходы равны расходам. Допустим, зарплата пастуху и доярке, оплата аренды за сенокосное угодье, приобретение дополнительного корма для коров и телят.

Очень многое зависит от кормов, говорят женщины. А природа в республике всегда непредсказуемая – то засуха, то пожары, то наводнения. И если аграрии из-за этих причин осенью уходят в минус, то они могут и повысить цены на свою продукцию. Не всем животноводам по карману приобрести тот же комбикорм и сенаж по цене в два раза выше прошлогодней.

Тогда приходится брать кредиты. Как оказалось, и это непросто – множество документов, которые необходимо правильно заполнить, такое же множество требований. Хотя в банке все же выгоднее брать, люди идут в микрофинансовые организации, где пусть и выше проценты в месяц, но деньги сразу и без множества документов…

По этому поводу фермеры из села Улах-Ан говорят, что необходимо как-то упростить сам процесс кредитования в государственных банках для фермеров. Допустим, взял фермер кредит в банке, рассчитался с ним, и второй берет уже без долгих проверок и многочисленных бланков.

«Животноводческое фермерство необходимо поддерживать не только грантами, но и долгосрочными кредитами под небольшие проценты. Тогда будет и рост, и развитие», -говорит Екатерина Иннокентьевна.

Сохранить село с его привычным укладом

В планах у женщин — увеличение дойного стада и кормовой базы, а также улучшение содержания коров – строительство новых коровников, и развитие материально-технической базы своих КФХ. И если на два последних желания необходима, как минимум, поддержка государства, то для кормовой базы необходима земля. 

В окрестностях наслега нет свободных сенокосных угодий, пашен, половина в аренде, другая – в собственности. Дефицит с сенокосными угодьями наблюдается практически во всем районе, да и республике. Причина банальна – в свое время люди оформили угодья в собственность и, «лишившись» скота, сдают их в аренду. И сегодня, по мнению фермеров из Улах-Ана, дефицит земли под пашни и угодья может стать камнем преткновения для возникновения новых крестьянско-фермерских и личных подсобных хозяйств.

«Сохраняя, поддерживая сельскохозяйственное производство, можно сохранить село с его привычным укладом жизни. Если мы потеряем село, то потеряем и культуру, и язык, обычаи, обряды, праздники», — резюмируют сельские фермеры.

Люди, которые так искренне любят свое село, труд на земле, вкладывая в свою работу душу и сердце, которые счастливы тем, что имеют и дорожат этим, достойны уважения. 

Мари Арс

Подробнее на сайте газеты «Хангалас»: https://xn--80aaaaaqpp6as1cq2a.xn--p1ai/article/58401

На встрече фермеров Хангаласского улуса с представителями Министерства сельского хозяйства РС (Я) 07.04.2022 г. Екатерина Дороманова ставила вопрос забойного цеха в долине Эркээни.

от adminNB

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *