Агробизнес и молодежь, нехватка земель и отсутствие технологий – о трудностях развития сельского хозяйства размышляют герои нашего материала.

В последние годы в республике оказывается разная поддержка агропрому. Если посмотреть на отчётные цифры минсельхоза, то все выглядит неплохо. Но на уровне отдельно взятого села иногда складывается впечатление, что программы на месте не работают. Причин тут много — часто и размер выделяемой помощи не соответствует уровню инфляции, трудности с кредитованием, высокое налогообложение и т.д.

Взять, к примеру, Жерский наслег. Здесь ежегодно количество крестьянских хозяйств сокращается. И это при том, что закупочная цена на молоко для крестьянских хозяйств составляет 60 руб. за литр. На сегодня в наслеге имеются 6 организованных хозяйств. Из них молоко сдают только три.

Андрей Кузьмин, местный предприниматель, считает, что давно пора перейти на комплексный подход поддержки фермерства. “И дело здесь не только в финансовой поддержке, — говорит он. — Большая проблема — нет мелиоративных работ. А их, считаю, должна взять на себя улусная администрация. Как начинаются дожди — вода затопляет луга и стоит. Самим хозяйствам не под силу проводить такие работы — нет ни денег, ни техники. Или вот другая напасть — на возвышенном участке Куудук, где я кошу сено, все озера сгнили. Если кто из хозяйств захочет, например, посадить овощи, то не получится — нет воды. В общем, государство в лице районной администрации должно, на мой взгляд, самым активным образом действовать в этом направлении”, — уверен фермер.

И все же почему при имеющейся поддержке сельского хозяйства фермеры закрывают свои хозяйства?

Одна из причин — сельским трудом занимаются, в основном, пожилые, которым уже невмоготу. А молодежь, к сожалению, неохотно остается в селе. Ведь сельский труд нелёгок. Селяне, содержащие коров, не знают выходных и отпусков. Еще одна из причин — непогода. На днях большинство уже завершили сенокос, но продолжительные дожди погубили скошенное на лугах сено. Поэтому у сельчан два пути: или сократить поголовье, или покупать сено. Но опять же — где взять деньги? 

Администрация Жерского наслега, как может, решает проблемы фермеров. Как говорит специалист местной администрации Татьяна Слепцова, «держим руку на пульсе».

“Мы постоянно, в том числе и на страницах районной газеты, поднимаем проблемы сельского хозяйства. В данное время готовим акты учёта сена, погубленного дождевой водой. Трава этим летом выросла хорошего качества, но из-за обильных дождей хозяйства просто не успели убрать сено”, — сетует она.

А вот что об этом обо всем думает глава наслега Егор Исаков: «В нашем наслеге крупных хозяйств нет. Все мелкие. А господдержка, кроме субсидии на молоко, оказывается лишь крупным хозяйствам. Поэтому мы не можем войти ни в одну подпрограмму. Например, государство строит коровники только если у хозяйства есть 50 голов крупного рогатого скота. Во времена совхоза у нас насчитывалось 1600 голов скота. Сейчас в селе всего 600 голов. Также хозяйствам не хватает земель. У нас все сенокосные угодья (а это порядка 200 га) находятся в частной собственности. Они были распределены ещё при ликвидации совхоза. Но частники не имеют возможности проводить мелиоративные работы. Получается, земли не осваиваются… И еще одна проблема — молодежь не хочет заниматься сельским трудом. А ведь молодежь — это основная сила, без которой прогресс невозможен. Только активным трудом молодых возможно поднять на селе производство. Сегодня же весь скот держат те, кому за 50-60. Они постепенно теряют силы, поэтому ежегодно поголовье сокращается. Молодежь должна занять их место, разрабатывать бизнес-проекты, доказывать доходность и т.д. Взять, например, Октемцы — там молодые активно работают на земле. Ведь при советской власти все работы выполняла именно молодежь, работала система «школа-производство-вуз». И был существенный прорыв в производстве. Это была госполитика. А сейчас? Когда надо, то даже тракториста не найдешь. Все работают где попало: кто таксует, кто вахтовым методом, кто в строительстве занят. Наша приближенность к Якутску сильно мешает в этом смысле. Общинности нет, каждый сам за себя. Но все же есть надежды, связанные с создаваемым ТОР (территория опережающего развития) «Долина Эркээни». Там предусмотрены работа с землёй, переработка мяса, развитие тепличных хозяйств, строительство овощехранилищ. Финансировать будет государство, будут и налоговые льготы для резидентов. У долины большой потенциал. Если проект будет реализован, то молодым сельчанам будут открыты все пути. Произошедшие события, связанные с пандемией коронавируса и западными санкциями, показали, что для обеспечения продовольственной безопасности особо важно организовать собственное производство продуктов питания. Программы в области сельского хозяйства работают, средства выделяются. Поэтому молодым необходимо активно включаться в сельское хозяйство. Как гласит якутская пословица: «Ытаабат о5ону эмсэхтээбэттэр» («Не плачущего ребенка не кормят»). Поэтому самим нужно активно пробивать дорогу».

Резонность позиции главы села показывает пример молодой семьи Андрея и Антонины Волошкиных, пару лет назад приехавшей в село, о которых мы расскажем в следующий раз. Глава этой семьи также считает, что основной проблемой в наслеге является отсутствие крупного хозяйства и что при активном вовлечении молодежи возможно организовать производство современных продуктов, будь то картофель фри, «хрустики» и тому подобное.

В заключение скажу, что мы коснулись лишь верхушки айсберга под названием «Проблемы сельского хозяйства». Разговор на тему: какие меры господдержки фермерских хозяйств ещё должны быть приняты, не окончен. Потому как не только увеличением субсидии до 60 руб. за литр молока, но и, скажем, налоговым послаблением, внедрением дополнительных стимулов возможно не только сократить самоликвидацию фермерских хозяйств, но и увеличить число крупных сельских товаропроизводителей.

А как думаете вы, дорогие читатели?

Кирилл Черепанов, газета «Хангалас»: https://xn--80aaaaaqpp6as1cq2a.xn--p1ai/article/69875

от adminNB

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.